Долг коммуниста

Что человеку нужно для того, чтобы быть коммунистом? Неустанно изучать труды классиков марксизма? Обогащать свой ум тем, что может пригодиться для грядущего коренного переустройства общества, то есть всеми знаниями, накопленными человечеством? Осваивать навыки свободного общения с самыми различными людьми для последующей агитации?..

Разумеется, да, всё это настоящему коммунисту нужно и работа в этих, и многих подобных направлениях проводится им, без преувеличения, на протяжении всей жизни. Но ведь и буржуазные экономисты изучают в том числе марксизм. И любой, кого можно назвать интеллигентным человеком, тоже всю жизнь жадно поглощает всевозможные знания. А каждый опытный «продавец-консультант» очень неплохо умеет находить общий язык с самыми различными покупателями. И, что же, это получается? Коммунист — это интеллигентный продавец-консультант с экономическим образованием?! Где же тот самый принципиальный критерий, та заветная черта, отделяющая коммунистов от не-коммунистов?

Всё просто. Коммунист — всегда революционер. Это и есть решающий критерий, опираясь на который можно определить является ли данный человек коммунистом. А кто есть революционер? Как сказал Карлос Маригелла: «Долг революционера — делать революцию». Но, что такое для нас революция? И как её делать?

Революция — это скачкообразный переход всей системы в новое, более высокое качество. В нашем случае — переход к более прогрессивной общественно-экономической формации. Но это только в очень общем, чисто теоретическом, плане. А, что для всех нас революция в плане практическом? Ведь теоретический революционер — это то же самое, что теоретический лётчик. То есть никакой…

А в практическом плане для нашего времени революция есть классовая война. Ведь, в отличие от предыдущих качественных переходов, когда речь шла всего лишь о смене формы эксплуатации, сейчас на повестке уничтожение эксплуатации как таковой вообще. И для эксплуататоров больше не существует возможности встроиться в новую систему угнетения трудящихся. Им самим предстоит стать трудящимися. А это для эксплуататора хуже, чем смерть. И потому говорить о некоем «мирном переходе», а тем более о совершенно фантастической «революции сверху» сейчас может только изрядно наивный человек. Эксплуататоры в массе своей будут сопротивляться отчаянно, они будут насмерть стоять за сохранение для себя возможности наживаться на нашем труде. И потому нам без вариантов придётся воевать с ними для того, чтобы сначала отстранить их от власти, а затем, чтобы удержать завоёванную нами возможность жить как человек, а не как рабочая скотина.

Итак, революция — это классовая война. Таким образом, революционер — это тот, кто на практике осуществляет революционную деятельность. Иначе говоря, тот, кто принимает участие в классовой войне, а попросту — воюет. Если не воюет, значит не революционер. А раз не революционер, то и не коммунист. Всё просто…

Но, как же нам воевать? Нас мало, мы разрознены и у нас попросту нет ресурсов для того, чтобы вести боевые действия.

Для того, чтобы нас стало много, надо показать пример решительного действия. Какой пример мы показываем сейчас? Пример того, как надо собачиться между собой в сети, обвиняя друг друга в невежественности и кичась цитатами, вырванными из контекста?! Вистину сейчас мы представляем из себя малосимпатичное зрелище и вряд ли здравый человек захочет последовать такому примеру! Надо, в конце-то концов, сделать уже нечто такое, что вызывает уважение, а не грустную насмешку. Например нечто, заставлющее врагов бояться коммунистов. Трудящиеся будут уважать тех, кого боятся их угнетатели. И это будет наилучшая пропаганда наших идей — та самая «вооружённая пропаганда», о которой говорил Фидель Кастро. И только такая пропаганда способна вызвать рост численности наших рядов. А когда нас станет больше, станет возможно и объединяться, преодолевая разрозненность. Объединённая же сила уже позволит и успешно решать вопрос ресурсов.

Долг революционера — делать революцию. Неважно, что ты один — для начала действуй в одиночку. Неважно, что нет оружия — тот, кто решил воевать, найдёт и то, что может послужить оружием. Тому, кто боится, будет вечно чего-то не хватать и любая степень подготовленности будет для него всегда недостаточной. Но тот, кто решил воевать, будет просто воевать — тем, что у него под рукой и так, как умеет. Главное — принять решение, а остальное приложится.

Долг коммуниста — вести вооружённую пропаганду…

СЧИТАЮЩИМ СЕБЯ КОММУНИСТАМИ

Современные политические сообщества левой направленности по определению неспособны решить задачу перехода от уже выродившейся капиталистической общественно-экономической формации к прогрессивной — социалистической.

Причина столь плачевной ситуации проста — все они покупают у капиталистов возможность легальной деятельности, заплатив за неё отказом от всех хотя бы сколько-то эффективных методов борьбы за победу социализма. Уже сам факт легальности этих политических сил сразу говорит о их недееспособности. Ведь первоочередная задача каждого настоящего коммуниста — это разрушение капиталистического аппарата насилия, то есть государства, сформированного капиталистами для защиты своих классовых интересов. И, разумеется, ни одно капиталистическое государство в мире не позволит существовать в пределах своей досягаемости силе, реально ставящей перед собой задачу свержения власти капиталистов. Поэтому, если мы видим легальное, выступающее под красным флагом, политическое сообщество, открыто осуществляющее свою деятельность, то тем самым мы точно знаем, что это сообщество не имеет права называться коммунистическим.

Политическая сила — это организация, так или иначе ставящая вопрос о власти. Политическая цель коммунистов — власть трудового народа. Но власть реально является властью только и исключительно тогда, когда имеет в своём распоряжении вооружённую силу. Вопрос о власти всегда есть вопрос об оружии. Поэтому в наших условиях коммунистом может называться лишь тот, кто прямо или косвенно держит оружие в руках.

Но вопрос об оружии даже не может быть поставлен на обсуждение ни в одной нашей современной «коммунистической партии». Ведь это было бы прямым нарушением условий молчаливого соглашения, заключённого между современными «коммунистами» и капиталистическим государством. «Коммунисты» должны быть беспомощными — только на этом условии государство допускает существование сообществ с якобы коммунистической риторикой. И если соглашение будет нарушено, то вся мощь буржуазной карательной машины будет немедленно брошена на уничтожение «недобросовестных покупателей». Зная об этом, «коммунисты» панически боятся допустить даже намёк на нарушение условий сделки, тем самым напрочь отсекая себя от всего конгломерата возможностей выхода на путь, ведущий к победе. Они готовы на что угодно — могут бесконечно обсуждать подробности исторических фактов или мельчайшие теоретические нюансы марксизма, становятся правозащитниками, добивающимися справедливости в капиталистических судах или эко-активистами, выступающими за сохранение зелёных насаждений — только бы не дать повода заподозрить себя в том, что они являются коммунистами по факту, а не только по названию.

Страх современных «коммунистов» перед возможными репрессиями настолько велик, что они яростно набрасываются на каждого, кто осмелился внести даже робкое предложение выйти за рамки дозволенного буржуазными законами.

Между тем, для настоящего коммуниста практически весь спектр возможностей находится за той чертой, с которой в капиталистической стране начинается уголовная ответственность. И современные «левые» попросту лгут, подменяя понятия, когда ссылаются на опыт большевиков. Революционеры былых времён преступали законы общества угнетения уже просто самим фактом своей деятельности, являясь «организацией, запрещённой на территории Российской Империи». Это сейчас можно открыто основывать марксистские кружки, снимать видеолекции о работах Энгельса, раздавать листовки и газеты рабочим у проходной и говорить потом, что делаешь то же самое, что и большевики. Не то же самое! Большевики за подобную деятельность без вариантов попадали на каторгу, вам же за имитацию их прошлой работы буржуазное государство не сделает ровным счётом ничего. Потому что прошли те времена, когда призывы объединяться в профсоюзы и бороться за свои экономические права были опасными для капиталистов. И современные рабочие, как показывает весь послесоветский опыт, когда надо, прекрасно умеют проводить забастовки сами, не нуждаясь в помощи досужих советчиков, что, впрочем, никак не способно поколебать существующую систему угнетения. И поэтому реконструкторские игры современных «левых» абсолютно безопасны — как для
них самих, так и для класса капиталистов. Ведь они не являются коммунистической деятельностью, потому и проводятся совершенно легально. Всё дело в том, что на самом деле «разрешённость» коммунистической идеологии есть большое лукавство как со стороны буржуазной власти, так и со стороны российских «левых». И тем, и другим выгодно вводить наш народ в заблуждение, каждому по своей причине. Поэтому обе стороны тщательно выполняют условия молчаливого соглашения, суть которого в том, что «коммунисты» подменяют революционную деятельность её имитацией, а государство за это их не трогает.

Но на самом деле коммунистическая идеология в РФ запрещена, а революционная деятельность — тем более. За призывы к свержению существующего строя предусмотрена уголовная ответственность, и организация, имеющая своей целью социалистическую революцию, будет немедленно признана экстремистской. Но для построения новой прогрессивной формации нужно именно призывать трудящихся к свержению власти угнетателей, нужно говорить им о необходимости разрушения капиталистического государства и о неизбежности применения с этой целью насилия к буржуазному аппарату насилия. И, говоря об этом, нужно непременно первыми и показывать пример, доказывая тем самым, что наши слова ни в чём не расходятся с нашими делами.

Будучи передовой частью рабочего класса, коммунисты ближе всех подходят к практике вооружённого восстания против власти правящего класса, то есть к революции. Но это и значит, что коммунисты — это те, кто держит в руках оружие, разрушая тем самым монополию буржуазного государства на применение силы. Они есть ничто иное, как первичная структура вооружённых сил рабочего класса, пребывающая в постоянной готовности к возникновению революционной ситуации. Но для того, чтобы пребывать в состоянии постоянной готовности к решению задачи стать каркасом будущей Красной Армии, боевые действия против капиталистического аппарата насилия необходимо в той или иной форме вести уже сейчас. Только постоянная боевая практика позволит обрести боеготовность, накопить необходимый опыт и подготовить кадры для будущей революции. Также и пример настоящей революционной деятельности должен быть постоянно перед глазами трудового народа. Никто не будет поддерживать тех, кто ничего не делает. И потому к урочному часу народного гнева должны быть уже заранее готовы действующие силы, к которым присоединятся восставшие трудящиеся. Без этих сил любой, даже самый мощный, протест станет обыкновенным бунтом. С ними же он без вариантов обретёт значение революции.

Боевая коммунистическая организация, неразрывно связанная с рабочим классом, называется
Коммунистическая Партия.

Авторизация
*
*
Регистрация
*
*
*
Генерация пароля